Арнтгольц, Альберт Альфонсович


Карьера артиста

Несмотря на то, что Павел с детства воспитывался актрисой, желания пойти по стопам матери он не имел. Будущий актер получил среднее образование в еврейской спецшколе. За годы обучения парень быстро понял, что ему ближе гуманитарные предметы и поэзия. Тем не менее, он был увлечен компьютерами и готовился к поступлению в специализированную школу программирования.

Однако в конечном счете юноша поступил в школу-студию Московского художественного академического театра (МХАТ). Как уже было сказано ранее, быть актером он не планировал. А на вступительные экзамены пошел за компанию с подругой. Девушка отбор не прошла. Павел же поступил на бюджетное отделение, курс Евгения Каменьковича.

После окончания обучения актер пополнил ряды труппы Московского Драматического Театра имени Ермоловой.

Вот список постановок, в которых он принял участие:

  • Мы не одни, дорогая!;
  • Фотофиниш;
  • Лунные воды;
  • Раба своего возлюбленного;
  • Обманщики;
  • Пеппи Длинный чулок;
  • Мэри Поппинс и пр.

В 2014 г. актер познакомил зрителей со своей работой – моноспектаклем «Грани любви» по мотивам поэзии Серебряного века. Помимо этого, туда также вошли произведения Александра Галича – родного деда будущей звезды.

Инстаграм Павла Галича

Александр Галич

Галич Александр Аркадьевич (настоящая фамилия Гинзбург; 19 октября 1918, Екатеринослав — 15 декабря 1977, Париж) — поэт, сценарист, драматург, автор и исполнитель собственных песен. Член Народно-Трудового Союза российских солидаристов (НТС). Галич — литературный псевдоним, составленный из букв собственных фамилии, имени и отчества. В ранний период своего творчества Галич написал несколько пьес для театра — «Улица мальчиков» (1946), «Вас вызывает Таймыр» (в соавторстве с К. Ф. Исаевым) (1948, снят фильм в 1970), «Пути, которые мы выбираем» (или «Под счастливой звездой», 1954), «Походный марш» (или «За час до рассвета», 1957), «Пароход зовут „Орлёнок“» (1958), «Много ли человеку надо», а также сценарии фильмов «Верные друзья» (1954) (совместно с К. Ф. Исаевым), «На семи ветрах» (1962), «Дайте жалобную книгу» (1964), «Государственный преступник» (1964), «Третья молодость» (1965), «Бегущая по волнам» (1967). С конца 1950-х гг. Галич начинает сочинять песни, исполняя их под собственный аккомпанемент на семиструнной гитаре. Отталкиваясь в какой-то мере от романсовой традиции и искусства А. Н. Вертинского, Галич стал одним из самых ярких представителей жанра русской авторской песни (наряду с В. C. Высоцким и Б. Ш. Окуджавой), который вскоре развили барды и который с появлением магнитофонов приобрёл огромную популярность. В этом жанре Галич сформировал своё направление. В 1969 году в зарубежном издательстве «Посев» вышла книга его песен. Именно это послужило причиной его исключения из Союза писателей (1971) и Союза кинематографистов и Литфонда (1972). Запрещена пьеса «Матросская тишина» (1957), открыта травля в печати, прекращены публикации в официальной прессе (1968, за участие в Фестивале бардов в Новосибирске). Член-корреспондент диссидентского Комитета прав человека в СССР (1970—1973). Участник петиционных компаний. В 1972 году, после третьего инфаркта, Галич получил вторую группу инвалидности и пенсию в 54 рубля в месяц. В 1974 году Галич был вынужден эмигрировать. 22 октября 1974 года постановлением Главлита по согласованию с ЦК КПСС все его ранее изданные произведения были запрещены в СССР. Первым его пристанищем за рубежом стала Норвегия. В это время был лишён советского гражданства. Затем он переехал в Мюнхен, где некоторое время работал на американском радио «Свобода», стал членом НТС. Потом Галич поселился в Париже, где погиб 15 декабря 1977 года от удара электрическим током при подключении антенны к телевизору. Александр Галич похоронен недалеко от Парижа на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Год рождения на плите указан ошибочный — 1919. 12 мая 1988 года по ходатайству дочери поэта, Александры Архангельской, Александра Галича восстановили в Союзе кинематографистов, 15 мая 1988 года — в Союзе писателей. Летом 1993 года Александру Галичу было возвращено российское гражданство.

Фильмография

Известность актёру принесла роль рядового Лаврова в телесериале Солдаты. Многие зрители запомнили молодого паренька по фильмам Кухня, Чкалов, Петля времени.

Фильмы и сериалы, в которых снимался Павел Галич:

  • Полицейский с Рублёвки;
  • Стройка;
  • Петля времени;
  • Такси;
  • Буровая 2;
  • Солдаты 16: Дембель неизбежен;
  • Два Антона;
  • Универ;
  • Прорыв;
  • Охота на асфальте;
  • Мылодрама и пр.

Детство и юность

Будущая звезда интернета появилась на свет 3 мая 1990 года в семье военнослужащего и медсестры. Местом ее рождения в одних источниках названа Германия, в других – Владикавказ. Сама она считает родным городом Москву – ей импонирует присущий столице стремительный ритм жизни.

Ида Галич с родителями

Мать Иды – осетинка, отец – русский. Познакомились они в Грузии, и через неделю поженились. У нее есть старший брат – в интервью 2016 года она отмечала, что он служит и живет с молодой женой в Чечне.

Детское фото Иды Галич

Ранние годы Галич прошли в Германии. Затем по роду службы отца они часто переезжали, сменив около пятнадцати мест жительства, включая Владикавказ, Омск, Бийск, Буденновск, Санкт-Петербург. В 2002 году их семья обосновались в Москве. Первое время девочке было сложно привыкнуть к столичной школе. Она со слезами просила родителей вернуться во Владикавказ. Адаптироваться в новых условиях ей помогла двоюродная сестра.

Ида Галич на Comedy баттл

В старших классах Ида мечтала стать популярной и красивой, поэтому всем говорила, что будет артисткой или стюардессой. Родные же советовали дочери пойти в школу МВД. К 17-ти годам она не успела определиться с окончательным выбором профессии, и «случайно», по ее словам, поступила в торгово-экономический университет (РГТЭУ).

Личная жизнь Павла Галича

Личная жизнь у Павла довольно стабильна. На данный момент он состоит в гражданском браке. Живёт с женой Яной и её сыном от первого брака – Никитой. До этого актер уже был однажды женат. От брака у Павла двое детей – дочка София и сын Даниил. Актер любит всех своих детей и, в целом, его можно назвать прекрасным семьянином. В одном из интервью актер признался, что не считает правильным распределение домашних обязанностей по гендерному признаку, а потому с женой обязанности делит поровну.

Александр Галич

«Русская мысль», 8 декабря 1986 г.

Эта же статья была использована Виктором Некрасовым в радиопередаче под названием «Памяти Александра Галича (9-летие со дня смерти)»

Виктор Некрасов на «Радио Свобода» в передаче «Поверх барьеров» читает статью «Памяти Александра Галича (9-летие со дня смерти)», 25 декабря 1986 г.

Есть на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа черная лабрадорная плита, а над ней крест. Когда-то она была на самом краю кладбища, сейчас обросла другими могилами — сразу и не найдешь. Под плитой этой покоится наш Александр Галич, по которому мы скучаем и грустим до сих пор. А сейчас под той же плитой прах и его жены Ангелины Галич, умершей совсем недавно. Смерть их опять соединила.

Надгробие могилы Александра Галича на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, 1978. Фотография Виктора Некрасова

Трагическая смерть застигла Александра Аркадьевича, а для нас Сашу Галича, 15 декабря 1977 года. С тех пор прошло девять лет. И было бы ему только 58 лет — жить бы ему и жить, петь бы и петь… Знал я Сашу Бог знает сколько лет — двадцатилетним юношей, красивым, обаятельным, уже тогда перебиравшим струны гитары. «В Бразилию, Бразилию, далекую Бразилию…» Туда он так и не добрался, а умер в Париже, который полюбил, но… скучал по Москве, не мог без Москвы, не мог без России.

Дружеский шарж Виктора Некрасова на Александра Галича, с автографом Галича, карандаш, Москва, 1973Дружеский шарж Виктора Некрасова на Александра Галича, Париж, 1978

Он был актером, был драматургом, даже преуспевающим, и стал вдруг бардом. Тут слово «преуспевающий» не годится. Знаменитым, что ли? И это не то слово… Его пела вся страна. От Курил до Бреста, от дрейфующей на Северном полюсе станции до злосчастной границы Афганистана, если не в самом Афганистане. Слава наших писателей, будь то сам Шукшин, не идет ни в какое сравнение со славой Высоцкого, Окуджавы, Галича. Их знает вся страна. Если не их самих, то их песни. Нет той шахты, рыболовного траулера, геологической партии, где не выпивают под их пластинки, под их кассеты. Вот это слава! Ей может позавидовать любой Жак Брель или Элвис Пресли… В предисловии к небольшой книжке Галича «Когда я вернусь», где собраны все его песни, стихи — увы, до русского, советского читателя добраться ей почти невозможно — В. Буковский пишет: «Предшественникам наших бардов на заре человечества было легче — никто не сажал в тюрьму менестрелей, не тащили в сумасшедший дом Гомера, не обвиняли его в слепоте и односторонности. Для нас же Галич никак не меньше Гомера. Каждая его песня — это Одиссея, путешествие по лабиринтам души советского человека».

Владимир Буковский, А. А. Ниссен, Михаил Геллер, Александр Галич, Париж, февраль 1977 г. Фотография Виктор Кондырева

А я от своего имени скажу, может быть, и ересь — мне он ближе Гомера. Он свой, он рядом, он в самом тебе. Мне вспоминается сейчас одна встреча в Париже. Было это года четыре, может, пять тому назад. Сидели в кафе на Монпарнасе трое русских. Двое только что приехавших из Москвы и возвращавшихся туда же, третий я. И выяснилось, что оба они в незапамятные времена, почти сразу же после XX съезда, в дни зарождения театра «Современник», присутствовали на одном и том же событии — на генеральной репетиции пьесы Галича «Матросская тишина». Один был на сцене, другой в зрительном зале. И как они об этом вспоминали… С какой горечью. Ведь пьеса эта, с которой театр собирался начать свою жизнь, могла стать событием. И не стала. Запретили. Зарезали… В своей книжке, которая так и называется — «Генеральная репетиция», Саша Галич вспоминает о тех, казавшихся тогда такими светлыми, днях: «Так начался, — пишет он, — год нашей дружной, веселой, увлекательной работы, которая в это зимнее утро, утро генеральной репетиции, закончилась таким неожиданным финалом». — Мы, — сказала Галичу инструктор ЦК Соколова после просмотра пьесы, — мы вашу пьесу рекомендовать к постановке не можем. Мы ее не запрещаем, у нас даже и права такого нет — запретить! — но мы ее не рекомендуем. Рекомендовать ее — это было бы с нашей стороны грубой ошибкой, политической близорукостью. Оказывается, не тот герой был избран Галичем. Не тот, потому что он был Додиком, евреем… Пьеса была о молодежи, о тех, кто воевал, кто выиграл войну… Не евреи же ее выиграли… А у вас, тов. Галич, вроде бы и они… Нельзя искажать правду! На этом драматургическая карьера Галича закончилась. Как бы она сложилась и развивалась, увидь пьеса сцену — неизвестно. Может, лучше, может, и хуже… Но мы ее так и не увидели. И все же дорогу к нашим сердцам никаким Соколовым и ее вдохновителям так и не удалось закрыть. Саша взял в руки гитару. И мы не жалеем… О, эти вечера в московских квартирах, затаившееся дыхание, слезы на глазах… А потом Париж. В больших залах и опять же на квартирах. И опять же слезы… Что и говорить, эмиграция нелегко далась Галичу. Ему нужна была своя аудитория, московская, ленинградская, новосибирская, которой понятно каждое слово, каждые «коньячку полкило», «Топтуны и холуи все по струночке»… Я был на первом его концерте в Париже. Народу было битком, успех, аплодисменты, но кое-кто из старых эмигрантов наклонялся и спрашивал: «А что такое «кум» или «опер»?» Нет, ему нужна была своя аудитория, свой зритель, свой слушатель. А это все осталось по ту сторону.

Александр Галич, Виктор Некрасов, Владимир Максимов, Париж, 1975. Фотография из газеты «Фигаро»

Увы, это удел всех нас, и пишущих, и поющих, и читающих. Нас разделяет Берлинская стена… И все же книги остаются. И пластинки, записи тоже. Сашин голос до сих пор с нами. И его сердце, душа… Лев Копелев вспоминает: «Корней Иванович Чуковский целый вечер слушал Галича, просил еще и еще, а потом, вопреки правилам строгого трезвенника, сам поднес певцу коньячку, а в заключение подарил свою книгу, надписав: «Ты, Моцарт, — Бог, и сам того не знаешь!»

Александр Аркадьевич Галич, Париж, 1976. Фотография Виктора Кондырева

Ангелина Николаевна Галич-Шекрот, Париж, 1976 Фотография Виктора Кондырева

Катя Эткинд, Александр Галич, Виктор Некрасов, Париж, 1976. Фотография Виктора Кондырева

Катя Эткинд и Александр Галич, у Виктора Некрасова, 1976. Фотография Виктора Кондырева

Александр и Ангелина Галичи, Виктор Кондырев, Виктор Некрасов, Париж, 1976. Фотография Милы Кондыревой

Александр и Ангелина Галич, Виктор Некрасов, Париж, 1976

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
СelebrityNews