Крейлис-Петрова, Кира Александровна (Rhtqkbc-Gtnhjdf? Rbhf Fktrcfylhjdyf)

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Петрова.

Кира Крейлис-Петрова
Кира Александровна Крейлис-Петрова

Имя при рождении: Кира Александровна Петрова
Дата рождения: 1 июля 1931(1931-07-01) (88 лет)
Место рождения: Ленинград, СССР
Профессия: актриса
Награды:

Кира Александровна Крейлис-Петрова

(род. 1 июля 1931, Ленинград) — советская и российская актриса театра и кино. Заслуженная артистка России (1993).

Биография

Кира Петрова родилась в Ленинграде, в детстве пережила блокаду. С малых лет занималась игрой на скрипке, всегда любила смешить всех вокруг. Окончив школу, решила стать актрисой. С первой же попытки поступила в Школу-студию МХАТ. В Москву, куда приехала комиссия Художественного театра, полетела телеграмма: «Везём жемчужину смеха».

Курс, где училась Кира Петрова, оказался звёздным: Галина Волчек, Анатолий Кузнецов, Игорь Кваша, Леонид Броневой, Ирина Скобцева, Пётр Фоменко, Людмила Иванова и другие. В институте Кира Александровна вышла замуж за будущего режиссёра Якова Крейлиса и взяла фамилию Крейлис-Петрова.

Известна по роли Нины, мамы библиотекарши Веры Силковой, в фильме Сергея Микаэляна «Влюблён по собственному желанию».

Учеба

Она училась в музыкальном училище по классу скрипки у знаменитого педагога Ландау Магды Владимировны, ученицы профессора Ауэра. Подавала, между прочим, большие надежды. Педагог говорила: «У тебя превосходный звук, больше работай!» А девочка была очень ленивой, ничего не делала, придумывала всякие уважительные причины, лишь бы не заниматься. Короче говоря, так это все и тянулась бы дальше. Но однажды, увидев объявление о наборе в Московскую школу-студию МХАТа, Кира Петрова заинтересовалась. Решила, что карьера актрисы ей подходит больше, чем бесконечные гаммы.

Среди безумного количества очаровательных девушек, в чудесных костюмах, с волшебными прическами было очень страшно поступать: она выглядела гадким утенком в платье с заплаткой. Бедной была, и от этого чувствовала себя крайне неловко.

Превозмогая дикий страх, она все же оказалась-таки перед приемной комиссией. За столом сидели народные артисты – Блинников, и сам Скрябин. И вдруг Кира Петрова рассердилась, разозлилась: «Сидите тут, на все вам наплевать! Вы уже все артисты, на сцене играете, в кино снимаетесь, а я!..» Вот, примерно, с такими мыслями и грянула: «Вороне где-то Бог послал кусочек сыра…» И был такой успех, наверное, первый и последний в ее жизни. Вот так она и поступила.

Как было здорово учиться у блистательных мхатовских мастеров! Было весело и интересно: счастливейшие годы ее жизни! C этого дня началась совсем другая жизнь, и сплошные несчастья: блокада, уход отца, бедность, остались позади.

Но в Школе-студии МХАТа Кира Александровна как актриса не раскрылась. Все время играла что-то скучное, а не то, что даровано ей Богом, – не гротеск и не каскад.

Театр

В 1955 году Кира Крейлис-Петрова окончила Школу-студию МХАТ (курс А. М. Карева)[1].

В 1955 — 1956 была актрисой Театра флота в Лиепае, в 1956 — 1957 — в Театре драмы им. Чехова (Южно-Сахалинск).

В 1957 — 1974 — в Ленинградском ТЮЗе.

С 1980 по 2012— актриса Ленинградского академического театра драмы имени А. С. Пушкина (Александринского)

Роли в спектаклях

Этот раздел не завершён.
Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.
  • Антоновна
    — «Дети солнца», по пьесе Максима Горького
  • Трефена
    — «Над светлой водой», по пьесе Василия Белова
  • Сильвия и М-м Кутюр
    — «Отец Горио», по роману Бальзака
  • Урсула
    — «Много шуму из ничего», по пьесе Шекспира
  • Бальзаминова
    — «Женитьба Бальзаминова», по пьесе А. Н. Островского
  • 1990 — Еремеевна
    — «Недоросль», по пьесе Фонвизина, реж. Нора Рахштейн / Театр драмы им. А. С. Пушкина
  • Аграфена Кондратьевна Большова
    — «Свои люди — сочтёмся!», по пьесе А. Н. Островского
  • 1993 — Фана
    — «Колпак с бубенчиками», по пьесе Луиджи Пиранделло, реж. Владимир Воробьёв / Александринский театр
  • Маланья
    — «Не всё коту масленица», по пьесе А. Н. Островского
  • Фёкла Ивановна
    — «Женитьба», по пьесе Н. В. Гоголя / Александринский театр
  • 2001 — «На кабельных работах осенью 1969 года», по поэме В. Ерофеева «Москва — Петушки», реж. Георгий (Юрий) Васильев, / «Белый театр»[2][3]
  • 1999 — Надежда Дурова
    — «О вы, которые любили…», реж. Г. Тростянецкий[4] / Пушкинский театральный центр, Дом Кочневой
  • 2000 — Урсула
    — «Голу́бки», по пьесе Полы Вогил (англ.)русск. «Древнейшая профессия» (англ.
    «The Oldest Profession»
    ), реж. Вячеслав Долгачёв / «ТеатрДом»
  • Бабка
    — «Любовь не картошка, не выбросишь в окошко» / «ТеатрДом»
  • Нюра
    — «Надоело бояться!» / «ТеатрДом» по собственной пьесе. Режиссёр — В. Туманов.

КРЕЙЛИС-ПЕТРОВА Кира Александровна

Родилась 01.07.1931, Ленинград

Заслуженная артистка России (1993)

Актриса с детства

Кира Крейлис–Петрова родилась 1 июля 1931 года в городе на Неве. Жуткую блокаду Ленинграда Кира с мамой и сестрой пережили с первого до последнего дня. Это было страшно! Просто она тогда была ребенком и, конечно, ей было легче, чем маме, которая на своих плечах вытащила всех из лап смерти.

Актрисой Кира себя чувствовала уже лет с четырех-пяти: постоянно всех смешила. И даже когда была страшная бомбежка, когда все рушилось, гремело, выли бомбы, как клоун изображала Гитлера и пела частушку: «Бомбы сыплят, как горох, чтобы Гитлер скоро сдох…». Но выбор театрального училища все же был случайным.

Учеба

Она училась в музыкальном училище по классу скрипки у знаменитого педагога Ландау Магды Владимировны, ученицы профессора Ауэра. Подавала, между прочим, большие надежды. Педагог говорила: «У тебя превосходный звук, больше работай!» А девочка была очень ленивой, ничего не делала, придумывала всякие уважительные причины, лишь бы не заниматься. Короче говоря, так это все и тянулась бы дальше. Но однажды, увидев объявление о наборе в Московскую школу-студию МХАТа, Кира Петрова заинтересовалась. Решила, что карьера актрисы ей подходит больше, чем бесконечные гаммы.

Среди безумного количества очаровательных девушек, в чудесных костюмах, с волшебными прическами было очень страшно поступать: она выглядела гадким утенком в платье с заплаткой. Бедной была, и от этого чувствовала себя крайне неловко.

Превозмогая дикий страх, она все же оказалась-таки перед приемной комиссией. За столом сидели народные артисты – Блинников, и сам Скрябин. И вдруг Кира Петрова рассердилась, разозлилась: «Сидите тут, на все вам наплевать! Вы уже все артисты, на сцене играете, в кино снимаетесь, а я!..» Вот, примерно, с такими мыслями и грянула: «Вороне где-то Бог послал кусочек сыра…» И был такой успех, наверное, первый и последний в ее жизни. Вот так она и поступила.

Как было здорово учиться у блистательных мхатовских мастеров! Было весело и интересно: счастливейшие годы ее жизни! C этого дня началась совсем другая жизнь, и сплошные несчастья: блокада, уход отца, бедность, остались позади.

Но в Школе-студии МХАТа Кира Александровна как актриса не раскрылась. Все время играла что-то скучное, а не то, что даровано ей Богом, – не гротеск и не каскад.

Театр

По окончании московского института Кира Петрова вернулась в Ленинград, мечтая попасть на александринскую сцену. Но жизнь сложилась иначе. Кира Александровна работала в театре Балтийского флота, затем на далеком Сахалине – в Областном драматическом театре, а после очередного возвращения в Ленинград — в МДТ и в театре Эстрады.

После долгих скитаний она оказалась в легендарном ленинградском ТЮЗе. Члены худсовета были все молодые, талантливые. Довольно сердечно, без всякой заносчивости и напыщенности приняли актрису и взяли к себе в театр. Но потом эти семнадцать лет прошли… Не то что бы в пустую… Но ролей там совсем не было. Нет, актриса, конечно, с удовольствием и пень играла, и ворону, но росла-то она мало. Что там сыграешь? Просто любила театр, любила коллектив, но была, все равно, не на своем месте. Ей бы в Театр сатиры, в Театр комедии.

В Пушкинский театр Кира Александровна пришла в 1980 году уже сложившимся зрелым мастером. Особый успех принесли актрисе такие роли, как Антоновна в «Детях солнца» Горького, Халида в «Тринадцати председателях» Абдуллина, Трефена в «Над светлой водой» Белова, Сильвия и Мадам Кутюр в «Отце Горио» Оноре де Бальзака. В Пушкинском же был поставлен спектакль по пьесе Киры Александровны «Под звуки оркестра». Сама актриса блестяще сыграла роль уголовницы, которая по воле судьбы оказалась в доме для престарелых.

Сегодня Кира Крейлис–Петрова — одна из ведущих актрис александринской сцены (той самой Александринке, о которой она так мечтала), она является исполнителем как драматических, так и комедийных, острохарактерных ролей. Среди ее ролей последних лет: Аграфена Кондратьевна Большова в спектакле «Свои люди – сочтемся!» Островского и Шутиха в «Сказке о царе Салтане» А. Пушкина, режиссера Владимира Голубя, Фана в «Колпаке с бубенчиками» Пиранделло, режиссера Владимира Воробьева, Ляпкина-Тяпкинав комедии «Ревизор» Гоголя, режиссера Валерия Фокина. Яркая творческая индивидуальность, комедийный дар, высочайший профессионализм актрисы были все же востребованы, и сделали Киру Александровну любимицей театральной публики.

Сегодня ее охотно приглашают и другие театры: режиссер Олег Леваков позвал актрису сыграть в комической опере «Судьба-индейка», поставленной в Театре Музыкальной комедии по мотивам пьесы Островского «Волки и овцы». В театре «Приют комедианта» она играла в спектакле Георгия Васильева «Москва-Петушки» по Ерофееву, а сейчас занята в спектакле «Женитьба» Гоголя, режиссера Федотова. Кира Александровна работает в антрепризах: «Голубки», «Любовь не картошка — не выбросишь в окошко…»

Кино

Первый опыт работы в кино Киры Александровны — неудачный опыт. Начинали снимать фильм «Свадьба в Малиновке». Киру Александровну пригласили на Горпину Дормидонтовну. Это была ее прямая роль — танцевать, петь, «Битте-дритте, фрау мадам!..» Она была так счастлива! Актрису нарядили, и вроде бы все хорошо, всем понравилась. И в этот момент в Ленинграде появилась знаменитая Зоя Федорова. Конечно, ее то и взяли.

Кира Александровна характерная актриса, ей совершенно не нужно заботиться о внешности. Она почти не смотрится в зеркало. Ей не надо думать, как она стареет, какие у нее морщины… Как есть – так и пошла. Так было и с ролью Улиты в фильме режиссера Мотыля «Лес». Актрисе интересно было работать и с Целиковской, это была ее последняя роль в кино, и со Станиславом Садальским, который был тогда не такой, как сейчас. Мотыль сказал тогда и ему и Кире Александровне: «Вот теперь то, ребята, вы пойдете! Кино теперь ваше!» Садальский-то пошел, а она – увы…

В культовом фильме 70-х режиссера Юрия Мамина «Влюблен по собственному желанию» – актриса сыграла мать, женщину, зачуханную работой, бытом, системой. А дальше – эксцентрические роли у того же Мамина, у молодых питерских режиссеров. Широкому кругу зрителей Кира Крейлис — Петрова известна по работам в кино, достаточно вспомнить такие киноленты как «Яма», «Русская симфония», «На кого бог пошлет».

Потом была блистательная роль тещи Горохова, две недели съемок в Париже трагикомедии «Окно в Париж». Это было, безусловно, счастье! Можно представить – нашего человека пустили в Париж! Причем, изначально планировали провести там неделю, а потом из-за технических неполадок пришлось задержаться еще на неделю.

Кира Александровна также снялась в нескольких клипах. В том же телешоу «Хамелеон» Юрия Мамина, где участвовали сплошь молодые артисты. Все озорные, смешные, еще никому тогда неизвестные и безработные «менты»: Селин, Лыков, Половцев, но и у актрисы бывали там далеко не последние роли. Во всяком случае, зритель никакой разницы в возрасте между героями не ощущал.

Опять же Кире Александровне приходилось делать роли ни из чего. Как в театре: получаешь роль – одна страница, и начинаешь сочинять. Ведь нельзя же просто так болтаться по сцене. Опять таки в тех же «Ментах» играла соседку — хозяйку кошек в фильме «Напиток для настоящих мужчин». Ну, приходит следователь, что-то спрашивает, надо что-то отвечать. Скучно. А вокруг героини Киры Александровны кошки бегают. Ну, она и взяла в руки «Китикэт»: стоит, разговаривает, по инерции отправляю руку в коробочку с кормом, и кидает в рот, как хлопья кукурузные. А потом: «Тьфу ты, Господи!..» Вот уже и смешно.

Курьезы на съемках

С актрисой происходили на съемках самые разные курьезы. Пригласили ее сыграть дочку Брежнева, Галину Леонидовну, в фильме «Пирамида». Роль пришлось выучить за ночь, благо она была небольшая. Вечером со спектакля привезли на съемку, надели халат, загримировали. Снималась сцена обыска. По сценарию Кира Александровна должна была выпить стакан водки, произнести монолог о своем горе-супруге, опьянеть и начать кокетничать с молоденьким милиционером…

Актриса вспоминает: «Снимали в какой-то богатой квартире, обставленной антиквариатом. Ее хозяйка, старая профессорша, была здесь же, наблюдала. Пленки было совсем немного, и режиссер предупредил – всего один дубль. Начали репетировать. Я беру хрустальный графин, наливаю из него воды в стакан и тихонько ворчу: «Хоть бы действительно водки налили…» Отрепетировали, стали снимать: вновь актриса наливает и чувствует, что в графине уже действительно водка! Сердобольная профессорша постаралась… Но останавливать съемку нельзя, пленка кончается, режиссер нервничает, и пришлось опустошать этот стакан. В голове одно – не забыть бы текст. А когда алкоголь-то подействовал, настала пора кокетничать с милиционером. Кто видел потом фильм, говорят, сцена удалась ах как…!»

Потенциал у актрисы настолько огромен, что ей, конечно же, было нестерпимо тесно в тех маленьких рамках, в которых она находилась волею судьбы. Для нее, конечно, надо было писать, ставить. Она смогла бы многое. В общем, нельзя сказать, что актрисе и в кино уж очень везло: «Я не сыграла ничего путевого. Да что я, Раневскую вон не снимали! Уж как ее могли использовать. Так и шли эпизодики, эпизодики, эпизодики. Но я и не обижаюсь, понимаю, что ничего и не могло быть. Для этого надо, скорее всего, своего режиссера иметь. Теперь есть всякие конкурсы для молодых актеров, их снимают на телевидении, их видят. А у нас ничего этого не было. Мы никого не интересовали. Мы жили, как трава: есть у тебя пробивная сила – пробьешься. Нет – зачахнешь. У меня никогда ее не было. Люблю работу – и все».

Личная жизнь

Сначала Кира Александровна была просто Петровой, а Крейлис – это фамилия ее мужа Якова Яковлевича. Он латыш. Муж актрисы был сыном очень богатого человека, у которого имелись свои фабрики, заводы, дома, в парке при имении гуляли газели, прислуживали гувернантки. Советская власть все это отобрала. Перед смертью мама сообщила детям, что в Риге в их старом шкафу есть потайной ящичек, где спрятаны золотые монеты. Когда братьев реабилитировали, и они вернулись на родину, то нашли эти монеты. Благодаря им какое-то время они смогли продержаться. Яков получил образование, окончив Ленинградский театральный институт, учился на одном курсе с Алисой Фрейндлих, ушел на телевидение, где всю жизнь проработал режиссером.

Их познакомили перед поездкой на Сахалин. В дороге они подружились, влюбились друг в друга, поженились и уже на Сахалине сыграли свадьбу в домике, где жил когда-то Чехов. Началась другая полоса. И до сих пор – тьфу-тьфу-тьфу! – она продолжается.

У актрисы чудесный муж, взрослая дочь. И внуки. Неизвестно пока, будут ли они артистами. Но Кира Александровна была бы счастлива, если бы это случилось. Но вот дочь уже состоялась в другой профессии, а внуки…

Мужа звали в Канаду, предлагали хорошую работу – у него там родственники. Но актриса отказалась: «Если хочешь – уезжай. Я никуда не поеду. Я нигде не могу жить, кроме Ленинграда». – «Да что ты! Здесь погода плохая, без конца идет дождь…» – «Ну и прекрасно! Идет дождь, идет снег, солнышко – все равно все прекрасно в Петербурге. Только в Петербурге!» Естественно, Кира Александровна иногда, не часто, задумывается о смерти. Наверное, каждый человек иногда об этом задумывается. И вот сейчас, когда она гуляет по Питеру, как-то не так боится этой самой смерти. Настолько родное ей здесь все, что даже одно сознание того, что она будет покоиться в Санкт-Петербурге, ее успокаивает. Она ощущает вечность. Это какое-то удивительное чувство. Оно влечет к себе великую актрису, как к родному человеку.

Автор — Алексей Генералов

Использованные материалы: Сергей Капков, «Кира Крейлис-Петрова. Клоунесса с фамилией уголовницы», «Эти разные, разные лица», 30 историй из жизни известных и неизвестных актеров. Сергей Капков, «Кира Крейлис-Петрова», «Характерные актеры российского кино» www.actors.km.ru ; Марина Заболотняя, «Судьбы скрещенье», «Экран и сцена», март 2000 г. Елена Алексеева, «Брызги шампанского», «Санкт-Петербургские ведомости», сентябрь 2001 г.

Кино

В кино Кира Крейлис-Петрова снимается с 1957 года. Она острохарактерная, комедийная актриса, владеющая искусством эксцентрики и гротеска. Мастер эпизода. Появляясь в кадре, порой, на несколько секунд, она создаёт законченный комический образ, который всегда запоминается.

Много снимается в телесериалах: «Улицы разбитых фонарей» (1998), «Русские страшилки» (2001), «Вовочка» (2001), «У нас все дома» (2003), «Тайны следствия» (2004), «Женская логика 4» (2004)…

В последние годы озвучивает мультфильмы. Голосом Киры Крейлис-Петровой говорят героини мультфильмов «Куйгорож» (2007) и «Егорий храбрый» (2009) из цикла «Гора самоцветов» студии «Пилот».

Фильмография

  1. 1959 — Ссора в Лукашах — член правления колхоза, участница собрания
  2. 1969 — Мама вышла замуж — Людка, бригадирша
  3. 1970 — Зелёные цепочки — Анастасия, жена Семёна
  4. 1973 — Капитан — пассажирка
  5. 1974 — Ксения, любимая жена Фёдора — эпизод
  6. 1980 — Лес — Улита, служанка Гурмыжской
  7. 1980 — Барабаниада (короткометражный фильм) — доктор в женской консультации
  8. 1981 — Путешествие в Кавказские горы — тётя Настя
  9. 1982 — Влюблён по собственному желанию — Нина, мать Веры
  10. 1985 — Подсудимый — нервная дама-свидетель
  11. 1986 — Жил-был Шишлов — Фрязина
  12. 1990 — Яма — Зося
  13. 1992 — В той области небес…
  14. 1993 — Барабаниада
  15. 1993 — Окно в Париж — тёща Горохова
  16. 1994 — Русская симфония — Маздухина
  17. 1997 — История про Ричарда, Милорда и прекрасную Жар-птицу — бабушка «Милорда»
  18. 1998 — Улицы разбитых фонарей (серия «Напиток для настоящих мужчин») — эпизод
  19. 1999 — Тонкая штучка — бабка-знахарка
  20. 2001 — Вовочка (2 сезон) — дама в шляпе
  21. 2004 — Женская логика 4 — Зинаида Павловна Зубкова, секретарь жилищного кооператива, жена Зубкова
  22. 2004 — Именины — бабка
  23. 2005 — Полумгла — Лукерья
  24. 2005 — Осторожно, Задов! — мать Приходько
  25. 2007 — Особенности национальной подлёдной ловли, или Отрыв по полной — Евгения Петровна (тёща Зиновия)
  26. 2008 — Привет, Киндер! — Антонина Тимофеевна, санитарка в больнице
  27. 2010 — Китайская бабушка — Анна Македоновна, соседка
  28. 2011 — Маяковский. Два дня — бабушка на базаре
  29. 2010 — Пятая группа крови
  30. 2015 — Кухня — Любовь, бабушка Максима
  31. 2016 — Страна чудес — гостья у Семёна

Озвучивание мультфильмов

  1. 2007 — Что делать? или Куйгорож — Баба Акулья / Рассказчица / Куйгорож
  2. 2009 — Егорий Храбрый — от автора

Личная жизнь

Сначала Кира Александровна была просто Петровой, а Крейлис – это фамилия ее мужа Якова Яковлевича. Он латыш. Муж актрисы был сыном очень богатого человека, у которого имелись свои фабрики, заводы, дома, в парке при имении гуляли газели, прислуживали гувернантки. Советская власть все это отобрала. Перед смертью мама сообщила детям, что в Риге в их старом шкафу есть потайной ящичек, где спрятаны золотые монеты. Когда братьев реабилитировали, и они вернулись на родину, то нашли эти монеты. Благодаря им какое-то время они смогли продержаться. Яков получил образование, окончив Ленинградский театральный институт, учился на одном курсе с Алисой Фрейндлих, ушел на телевидение, где всю жизнь проработал режиссером.

Их познакомили перед поездкой на Сахалин. В дороге они подружились, влюбились друг в друга, поженились и уже на Сахалине сыграли свадьбу в домике, где жил когда-то Чехов. Началась другая полоса. И до сих пор – тьфу-тьфу-тьфу! – она продолжается.

У актрисы чудесный муж, взрослая дочь. И внуки. Неизвестно пока, будут ли они артистами. Но Кира Александровна была бы счастлива, если бы это случилось. Но вот дочь уже состоялась в другой профессии, а внуки…

Мужа звали в Канаду, предлагали хорошую работу – у него там родственники. Но актриса отказалась: «Если хочешь – уезжай. Я никуда не поеду. Я нигде не могу жить, кроме Ленинграда». – «Да что ты! Здесь погода плохая, без конца идет дождь…» – «Ну и прекрасно! Идет дождь, идет снег, солнышко – все равно все прекрасно в Петербурге. Только в Петербурге!» Естественно, Кира Александровна иногда, не часто, задумывается о смерти. Наверное, каждый человек иногда об этом задумывается. И вот сейчас, когда она гуляет по Питеру, как-то не так боится этой самой смерти. Настолько родное ей здесь все, что даже одно сознание того, что она будет покоиться в Санкт-Петербурге, ее успокаивает. Она ощущает вечность. Это какое-то удивительное чувство. Оно влечет к себе великую актрису, как к родному человеку.

Примечания

  1. [mhatschool.theatre.ru/people/alumni/1950/ Выпускники школы-студии МХАТ 1950-х годов]
  2. [www.pressa.spb.ru/newspapers/spbved/2001/arts/spbved-2417-art-66.html Санкт-Петербургские Ведомости No 27(2417), 10 февраля 2001. Премьеры]
  3. [www.peterout.ru/events/69moscow-petushki/ На кабельных работах осенью 1969 (Москва — Петушки)]
  4. [www.pushkincenter.ru/show/view/item/24/param/4 Пресса]
  5. [www.labirint.ru/books/307046/ Капков С.В. «Королевы смеха. Жизнь, которой не было?»]

Ссылки

  • [www.alexandrinsky.ru/about/troup/petrova.html К. А. Крейлис-Петрова на сайте Александринского театра]
  • [zwezda.ru/petrova.html Кира Крейлис-Петрова: «Из любой роли можно сделать конфетку!»]
  • [ktoestkto.ru/names/namesK/2008/03/24/namesK_11967.html Кто есть кто]
  • [www.nevskoevremya.spb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=236982060 «НЕ ВЕЗЛО В КАРЬЕРЕ, ПОВЕЗЛО В ЛЮБВИ…»]
  • [web.archive.org/web/20110808101444/www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=717&crubric_id=100444&rubric_id=210&pub_id=849499 «Всю жизнь приходится играть старух»]
  • [www.km.ru/kino/encyclopedia/barabaniada-1993 Барабаниада(1993)]
: неверное или отсутствующее изображениеДля улучшения этой статьи желательно:
  • Добавить иллюстрации.К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Актриса с детства

Кира Крейлис–Петрова родилась 1 июля 1931 года в городе на Неве. Жуткую блокаду Ленинграда Кира с мамой и сестрой пережили с первого до последнего дня. Это было страшно! Просто она тогда была ребенком и, конечно, ей было легче, чем маме, которая на своих плечах вытащила всех из лап смерти.
Актрисой Кира себя чувствовала уже лет с четырех-пяти: постоянно всех смешила. И даже когда была страшная бомбежка, когда все рушилось, гремело, выли бомбы, как клоун изображала Гитлера и пела частушку: «Бомбы сыплят, как горох, чтобы Гитлер скоро сдох…». Но выбор театрального училища все же был случайным.

Отрывок, характеризующий Крейлис-Петрова, Кира Александровна

– Чего соглашаться то, не нужно нам хлеба. – Что ж, нам все бросить то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна… – раздалось в толпе с разных сторон. И опять на всех лицах этой толпы показалось одно и то же выражение, и теперь это было уже наверное не выражение любопытства и благодарности, а выражение озлобленной решительности. – Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас… Но голос ее заглушали голоса толпы. – Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего! Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко. – Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе. Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями. Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина. Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим. То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее. «Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями. «Душенька», – повторила она. «Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее. – Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам. 17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена. Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове. Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина. Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры. Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова. – Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин. – Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца. – А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел. Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков. Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам. – Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть? – И одинакие какие… – сказал Ильин. – Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками. Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову. – Вы из каких будете? – спросил он. – Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку. – Стало быть, русские будете? – переспросил мужик. – А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним. – Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль? – Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него. В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам. – В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу. – Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка. – Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь. – Княжна приказали узнать, какого вы полка и ваши фамилии? – Это граф Ростов, эскадронный командир, а я ваш покорный слуга. – Бе…се…е…ду…шка! – распевал пьяный мужик, счастливо улыбаясь и глядя на Ильина, разговаривающего с девушкой. Вслед за Дуняшей подошел к Ростову Алпатыч, еще издали сняв свою шляпу.

Курьезы на съемках

С актрисой происходили на съемках самые разные курьезы. Пригласили ее сыграть дочку Брежнева, Галину Леонидовну, в фильме «Пирамида». Роль пришлось выучить за ночь, благо она была небольшая. Вечером со спектакля привезли на съемку, надели халат, загримировали. Снималась сцена обыска. По сценарию Кира Александровна должна была выпить стакан водки, произнести монолог о своем горе-супруге, опьянеть и начать кокетничать с молоденьким милиционером…

Актриса вспоминает: «Снимали в какой-то богатой квартире, обставленной антиквариатом. Ее хозяйка, старая профессорша, была здесь же, наблюдала. Пленки было совсем немного, и режиссер предупредил – всего один дубль. Начали репетировать. Я беру хрустальный графин, наливаю из него воды в стакан и тихонько ворчу: «Хоть бы действительно водки налили…» Отрепетировали, стали снимать: вновь актриса наливает и чувствует, что в графине уже действительно водка! Сердобольная профессорша постаралась… Но останавливать съемку нельзя, пленка кончается, режиссер нервничает, и пришлось опустошать этот стакан. В голове одно – не забыть бы текст. А когда алкоголь-то подействовал, настала пора кокетничать с милиционером. Кто видел потом фильм, говорят, сцена удалась ах как…!»

Потенциал у актрисы настолько огромен, что ей, конечно же, было нестерпимо тесно в тех маленьких рамках, в которых она находилась волею судьбы. Для нее, конечно, надо было писать, ставить. Она смогла бы многое. В общем, нельзя сказать, что актрисе и в кино уж очень везло: «Я не сыграла ничего путевого. Да что я, Раневскую вон не снимали! Уж как ее могли использовать. Так и шли эпизодики, эпизодики, эпизодики. Но я и не обижаюсь, понимаю, что ничего и не могло быть. Для этого надо, скорее всего, своего режиссера иметь. Теперь есть всякие конкурсы для молодых актеров, их снимают на телевидении, их видят. А у нас ничего этого не было. Мы никого не интересовали. Мы жили, как трава: есть у тебя пробивная сила – пробьешься. Нет – зачахнешь. У меня никогда ее не было. Люблю работу – и все».

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
СelebrityNews