Что стало с актерами фильма «Москва слезам не верит»?

Актриса Евгения Ханаева, о биографии и личной жизни которой пойдет речь в статье, сделала огромный вклад в развитие советского кинематографа. Конечно же, достичь требуемых результатов было сложно тем более в СССР.

Сегодня личная жизнь и биография Евгении Ханаевой интересует многих поклонников ее творчества. Она сделала многое для страны и за это ей все благодарны. Несмотря на то, что она снималась в ролях второстепенного значения, ей удалось получить звание Народной артистки.

Актриса Евгения Ханаева

Актриса Евгения Ханаева

Биография

Е. Н. Ханаева родилась 2 января 1921 года в Богородске (ныне Ногинск Московской области). Дочь оперного певца Н. С. Ханаева.

В 1938—1939 годах — студентка юридического факультета МГУ. В 1939—1941 годах занималась в Театральном училище им. Щепкина, а в 1941—1943 годах — в Московском городском театральном училище. В 1947 году окончила Школу-студию МХАТ. С 1947 года — актриса МХАТ.

Ролей у актрисы было немного, но она сумела даже в их небольшом количестве создавать запоминающиеся образы. Ей удавались и драматические, и комедийные, и гротесковые персонажи.

Уже в зрелом возрасте Е. Н. Ханаева стала запоминающимся мастером киноролей второго плана и киноэпизода. Всесоюзную известность получила после фильма «Розыгрыш» (1976).

В середине 1980-х на своих «Жигулях» Е. Ханаева попала в ДТП, в результате которого получила травму позвоночника[1].

Актриса испытывала очень сильные боли, но при этом продолжала играть в театре. В надежде избавиться от постоянных болей обратилась к нейрохирургу Эдуарду Канделю[1]. Тот сразу же заявил: «Или — или»[1]. Операция была проведена в октябре 1987 года, но Евгения Никандровна так и не смогла выйти из комы после её окончания[1].

Актриса так и не узнала о присуждении ей звания Народной артистки СССР и, не приходя в сознание, скончалась 8 ноября 1987 года в возрасте 66 лет[1].

Похоронена в Москве, на 18 участке Введенского (Немецкого) кладбища, рядом с отцом.

Семья

Евгения Ханаева была в браке с экономистом Анатолием Успенским. В этом браке родился в 1953 году сын Владимир. Развелись в 1966 году. Долгое время (до середины 80-х годов) Ханаева и Владимир не общались друг с другом.

С середины 60-х годов имела близкие романтические отношения с актёром Львом Васильевичем Ивановым (1915-1990)[1].

Награды

  • народная артистка СССР (6.8.1987)
  • народная артистка РСФСР (6.6.1977)
  • заслуженная артистка РСФСР (30.1.1963)
  • Премия за лучшее исполнение женской роли ВКФ-77 в Риге (1977, за роль в фильме «Розыгрыш»)
  • Государственная премия РСФСР имени Н. К. Крупской (1978) — за исполнение роль Марии Васильевны Девятовой в фильме «Розыгрыш»

Фильмография

  • 1966 — Человек без паспорта — Клавочка, работница почтового отделения
  • 1970 — Эксперимент
  • 1972 — День за днём — Антонина Григорьевна Мохалёва
  • 1972 — Монолог — Эльза Ивановна, домработница
  • 1974 — Свой парень — Таисия Петровна, комендант
  • 1974 — Странные взрослые — Августа Яковлевна
  • 1976 — Розыгрыш — Мария Васильевна Девятова
  • 1976 — Жизнь и смерть Фердинанда Люса — Гизелла Дорнброк
  • 1976 — …И другие официальные лица — Зинаида Петровна / тёща Иванова
  • 1976 — Приключения Нуки — Анна Захаровна
  • 1976 — Сибирь — Затунайская
  • 1977 — По семейным обстоятельствам — Изольда Тихоновна, мать Николая
  • 1977 — Собственное мнение — Людмила Ивановна
  • 1977 — Волшебный голос Джельсомино — тётушка Кукуруза
  • 1979 — Весенняя Олимпиада, или Начальник хора — пионервожатая Инесса Аркадьевна
  • 1979 — Поездка через город (к/м) — директор ЦПКИО
  • 1979 — Москва слезам не верит — мать Родиона Рачкова
  • 1980 — Старый Новый год — Анна Романовна
  • 1980 — У матросов нет вопросов — Анна Евлампиевна
  • 1980 — Тихие троечники — Лидия Павловна, бабушка Валентина Хрупалова
  • 1980 — Последний побег — Евгения Матвеевна, бабушка Вити
  • 1980 — Если бы я был начальником — тёща Немоляева
  • 1981 — Идеальный муж — леди Маркби
  • 1981 — Всем — спасибо! — сотрудница музея, разыскивающая фотографии Оружейного переулка
  • 1981 — Куда исчез Фоменко? — Вика Романовна, мать Фоменко
  • 1982 — 4:0 в пользу Танечки — Зоя Александровна
  • 1982 — Просто ужас! — Антонина Георгиевна, бабушка
  • 1982 — Однолюбы — Мэри Клэпкоф
  • 1982 — Безумный день инженера Баркасова — Алиса Юрьевна
  • 1982 — Берегите мужчин! — представительница иностранной фирмы на выставке
  • 1982 — Время для размышлений — Ирина Михайловна, мать Али
  • 1982 — Мать Мария — мадам Ланже
  • 1983 — Воробей на льду — капитан милиции
  • 1983 — Витя Глушаков — друг апачей — Кира Ивановна
  • 1983 — Поздняя любовь — Фелицата Антоновна Шаблова
  • 1983 — Поцелуй — жена генерала
  • 1984 — Граждане Вселенной — бабушка Нины Григорьевны
  • 1984 — Блондинка за углом — школьная учительница, Татьяна Васильевна, мать Николая
  • 1984 — Канкан в Английском парке — Валерия Сопеляк
  • 1985 — Непохожая — Нина Харитоновна, учительница Лиды
  • 1986 — Кто войдёт в последний вагон — Агнесса
  • 1987 — К расследованию приступить. Клевета. — Рябикова
  • 1987 — Загадочный наследник — Глаша
  • 1987 — Под знаком Красного Креста — Вера Афанасьевна

Телеспектакли

  • 1977 — Заседание парткома (фильм-спектакль) — Дина Павловна Миленина
  • 1978 — Капитанская дочка (фильм-спектакль) — Василиса Егоровна
  • 1984 — Институт бабушек — баба Зина

Роли в театре

МХАТ

  • 1948 — «Двенадцать месяцев» С. Я. Маршака (постановка В. Я. Станицына, Н. М. Горчакова, П. В. Лесли) — Белка
  • 1949 — «Домби и Сын» Ч. Диккенса (постановка Н. М. Горчакова) — Миссис Чик
  • 1949 — «Мещане» М. Горького (постановка С. К. Блинникова, И. М. Раевского под руководством М. Н. Кедрова) — Татьяна
  • 1951 — «Плоды просвещения» Л. Н. Толстого (постановка М. Н. Кедрова, режиссёры Н. Н. Литовцева, П. В. Лесли) — Княжна
  • 1952 — «Горячее сердце» А. Н. Островского (постановка К. С. Станиславского, режиссёры М. М. Тарханов, И. Я. Судаков, В. А. Орлов, П. В. Лесли) — Девушка Курослепова
  • 1953 — «Пиквинский клуб» Ч. Диккенса (постановка В. Я. Станицына, режиссёр И. М. Раевский) — М-с Хлопинс
  • 1956 — «Кремлёвские куранты» Н. Ф. Погодина (режиссура Вл. И. Немировича-Данченгко, Л. М. Леонидова, М. О. Кнебель, редакция М. О. Кнебель) — Старушка с коляской
  • 1957 — «Дворянское гнездо» И. С. Тургенева (постановка М. М. Яншина, П. В. Лесли) — Жюстина
  • 1957 — «Золотая карета» Л. М. Леонова (режиссура: П. А. Марков, В. А. Орлов, В. Я. Станицын) — Раечка
  • 1958 — «Зимняя сказка» У. Шекспира (постановка М. Н. Кедрова, режиссёр А. М. Карев) — Паулина
  • 1958 — «Юпитер смеется» А. Кронина (постановка А. М. Карева, режиссёр Н. Д. Ковшов) — Фани Лиминг
  • 1960 — «Кукольный дом» Г. Ибсена (постановка И. М. Тарханова) — Фру Линне
  • 1962 — «Мария Стюарт» Ф. Шиллера (постановка В. Я. Станицына, режиссёр И. М. Тарханов) — Королева Елизавета
  • 1963 — «Егор Булычов и другие» М. Горького (постановка Б. Н. Ливанова и И. М. Тарханова) — Варвара
  • 1963 — «Дом, где мы родились» («Третья сестра») П. Когоута (постановка В. К. Монюкова) — Мать Владимира Краля
  • 1966 — «Тяжкое обвинение» Л. Р. Шейнина (постановка Б. Н. Ливанова) — Ксения Петровна
  • 1968 — «Чайка» А. П. Чехова (постановка Б. Н. Ливанова) — Полина Андреевна
  • 1973 — «Старый Новый год» М. М. Рощина (постановка О. Н. Ефремова, режиссёры В. Н. Сергачёв, О. Г. Герасимов) — Анна Романовна
  • 1975 — «Заседание парткома» А. И. Гельмана (постановка О. Н. Ефремова, режиссёр Л. Ф. Монастырский) — Дина Павловна Миленина
  • 1976 — «Муж и жена» М. М. Рощина (постановка Р. Г. Виктюка) — Татьяна Николаевна
  • 1976 — «Иванов» А. П. Чехова (постановка О. Н. Ефремова, режиссёр С. Г. Десницкий) — Зинаида Саввишна Лебедева (Зюзюшка)
  • 1977 — «Обратная связь» А. И. Гельмана (постановка и режиссура О. Н. Ефремова, режиссёр Л. Ф. Монастырский) — Секретарь Сакулина
  • 1979 — «Мы, нижеподписавшиеся» А. И. Гельмана (постановка и режиссура О. Н. Ефремова и Е. В. Радомысленского) — Виолетта Матвеевна Нуйкина
  • 1981 — «Так победим!» М. Ф. Шатрова (постанвока О. Н. Ефремова, режиссёр Р. А. Сирота, режиссёрский штаб Л. Ф. Монастырский, Н. Л. Скорик) — Фотиева
  • 1986 — «Тамада» А. М. Галина (постановка К. М. Гинкаса) — Синицына
  • 1987 — «Круглый стол под абажуром» В. К. Арро (постановка Л. Е. Хейфеца) — Елена

Московский драматический театр «Сфера»

  • 1983 — «До третьих петухов» В. М. Шукшина (постановка Е. И. Еланской) — Тётя Маша
    ,
    Баба-Яга
  • 1984 – «Театральный роман» по М. А. Булгакову (постановка Е. И. Еланской) — Людмила Сильвестровна Пряхина

Отрывок, характеризующий Ханаева, Евгения Никандровна

– Французы оставили левый берег? – Как доносили лазутчики, в ночь на плотах переправились последние. – Достаточно ли фуража в Кремсе? – Фураж не был доставлен в том количестве… Император перебил его. – В котором часу убит генерал Шмит?… – В семь часов, кажется. – В 7 часов. Очень печально! Очень печально! Император сказал, что он благодарит, и поклонился. Князь Андрей вышел и тотчас же со всех сторон был окружен придворными. Со всех сторон глядели на него ласковые глаза и слышались ласковые слова. Вчерашний флигель адъютант делал ему упреки, зачем он не остановился во дворце, и предлагал ему свой дом. Военный министр подошел, поздравляя его с орденом Марии Терезии З й степени, которым жаловал его император. Камергер императрицы приглашал его к ее величеству. Эрцгерцогиня тоже желала его видеть. Он не знал, кому отвечать, и несколько секунд собирался с мыслями. Русский посланник взял его за плечо, отвел к окну и стал говорить с ним. Вопреки словам Билибина, известие, привезенное им, было принято радостно. Назначено было благодарственное молебствие. Кутузов был награжден Марией Терезией большого креста, и вся армия получила награды. Болконский получал приглашения со всех сторон и всё утро должен был делать визиты главным сановникам Австрии. Окончив свои визиты в пятом часу вечера, мысленно сочиняя письмо отцу о сражении и о своей поездке в Брюнн, князь Андрей возвращался домой к Билибину. У крыльца дома, занимаемого Билибиным, стояла до половины уложенная вещами бричка, и Франц, слуга Билибина, с трудом таща чемодан, вышел из двери. Прежде чем ехать к Билибину, князь Андрей поехал в книжную лавку запастись на поход книгами и засиделся в лавке. – Что такое? – спросил Болконский. – Ach, Erlaucht? – сказал Франц, с трудом взваливая чемодан в бричку. – Wir ziehen noch weiter. Der Bosewicht ist schon wieder hinter uns her! [Ах, ваше сиятельство! Мы отправляемся еще далее. Злодей уж опять за нами по пятам.] – Что такое? Что? – спрашивал князь Андрей. Билибин вышел навстречу Болконскому. На всегда спокойном лице Билибина было волнение. – Non, non, avouez que c’est charmant, – говорил он, – cette histoire du pont de Thabor (мост в Вене). Ils l’ont passe sans coup ferir. [Нет, нет, признайтесь, что это прелесть, эта история с Таборским мостом. Они перешли его без сопротивления.] Князь Андрей ничего не понимал. – Да откуда же вы, что вы не знаете того, что уже знают все кучера в городе? – Я от эрцгерцогини. Там я ничего не слыхал. – И не видали, что везде укладываются? – Не видал… Да в чем дело? – нетерпеливо спросил князь Андрей. – В чем дело? Дело в том, что французы перешли мост, который защищает Ауэсперг, и мост не взорвали, так что Мюрат бежит теперь по дороге к Брюнну, и нынче завтра они будут здесь. – Как здесь? Да как же не взорвали мост, когда он минирован? – А это я у вас спрашиваю. Этого никто, и сам Бонапарте, не знает. Болконский пожал плечами. – Но ежели мост перейден, значит, и армия погибла: она будет отрезана, – сказал он. – В этом то и штука, – отвечал Билибин. – Слушайте. Вступают французы в Вену, как я вам говорил. Всё очень хорошо. На другой день, то есть вчера, господа маршалы: Мюрат Ланн и Бельяр, садятся верхом и отправляются на мост. (Заметьте, все трое гасконцы.) Господа, – говорит один, – вы знаете, что Таборский мост минирован и контраминирован, и что перед ним грозный tete de pont и пятнадцать тысяч войска, которому велено взорвать мост и нас не пускать. Но нашему государю императору Наполеону будет приятно, ежели мы возьмем этот мост. Проедемте втроем и возьмем этот мост. – Поедемте, говорят другие; и они отправляются и берут мост, переходят его и теперь со всею армией по сю сторону Дуная направляются на нас, на вас и на ваши сообщения. – Полноте шутить, – грустно и серьезно сказал князь Андрей. Известие это было горестно и вместе с тем приятно князю Андрею. Как только он узнал, что русская армия находится в таком безнадежном положении, ему пришло в голову, что ему то именно предназначено вывести русскую армию из этого положения, что вот он, тот Тулон, который выведет его из рядов неизвестных офицеров и откроет ему первый путь к славе! Слушая Билибина, он соображал уже, как, приехав к армии, он на военном совете подаст мнение, которое одно спасет армию, и как ему одному будет поручено исполнение этого плана. – Полноте шутить, – сказал он. – Не шучу, – продолжал Билибин, – ничего нет справедливее и печальнее. Господа эти приезжают на мост одни и поднимают белые платки; уверяют, что перемирие, и что они, маршалы, едут для переговоров с князем Ауэрспергом. Дежурный офицер пускает их в tete de pont. [мостовое укрепление.] Они рассказывают ему тысячу гасконских глупостей: говорят, что война кончена, что император Франц назначил свидание Бонапарту, что они желают видеть князя Ауэрсперга, и тысячу гасконад и проч. Офицер посылает за Ауэрспергом; господа эти обнимают офицеров, шутят, садятся на пушки, а между тем французский баталион незамеченный входит на мост, сбрасывает мешки с горючими веществами в воду и подходит к tete de pont. Наконец, является сам генерал лейтенант, наш милый князь Ауэрсперг фон Маутерн. «Милый неприятель! Цвет австрийского воинства, герой турецких войн! Вражда кончена, мы можем подать друг другу руку… император Наполеон сгорает желанием узнать князя Ауэрсперга». Одним словом, эти господа, не даром гасконцы, так забрасывают Ауэрсперга прекрасными словами, он так прельщен своею столь быстро установившеюся интимностью с французскими маршалами, так ослеплен видом мантии и страусовых перьев Мюрата, qu’il n’y voit que du feu, et oubl celui qu’il devait faire faire sur l’ennemi. [Что он видит только их огонь и забывает о своем, о том, который он обязан был открыть против неприятеля.] (Несмотря на живость своей речи, Билибин не забыл приостановиться после этого mot, чтобы дать время оценить его.) Французский баталион вбегает в tete de pont, заколачивают пушки, и мост взят. Нет, но что лучше всего, – продолжал он, успокоиваясь в своем волнении прелестью собственного рассказа, – это то, что сержант, приставленный к той пушке, по сигналу которой должно было зажигать мины и взрывать мост, сержант этот, увидав, что французские войска бегут на мост, хотел уже стрелять, но Ланн отвел его руку. Сержант, который, видно, был умнее своего генерала, подходит к Ауэрспергу и говорит: «Князь, вас обманывают, вот французы!» Мюрат видит, что дело проиграно, ежели дать говорить сержанту. Он с удивлением (настоящий гасконец) обращается к Ауэрспергу: «Я не узнаю столь хваленую в мире австрийскую дисциплину, – говорит он, – и вы позволяете так говорить с вами низшему чину!» C’est genial. Le prince d’Auersperg se pique d’honneur et fait mettre le sergent aux arrets. Non, mais avouez que c’est charmant toute cette histoire du pont de Thabor. Ce n’est ni betise, ni lachete… [Это гениально. Князь Ауэрсперг оскорбляется и приказывает арестовать сержанта. Нет, признайтесь, что это прелесть, вся эта история с мостом. Это не то что глупость, не то что подлость…]

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
СelebrityNews