Анна Павлова: любовь через тюрьму


Биография Анны Павловой

Анна Павлова — основательница русского балета, танцовщица, которую знал весь мир. Она говорила языком балета. Анна Павловна могла заставить полюбить танец даже того, кто не понимал и не считал балет искусством. С первого раза Анну в училище не приняли: в свои восемь лет девочка была маленькой и бледной и выглядела слишком слабой для обучения. Нюрочка родилась раньше срока (повитуха и не надеялась, что младенец выживет), в детстве часто болела, поэтому на лето небольшое семейство переезжало под Петербург, к бабушке. Последняя обучала девочку грамоте, рукоделию и усиленно потчевала немудреными деревенскими лакомствами, надеясь, что на молоке и сметане малышка скорее окрепнет. В это время у нее появилась мечта — стать балериной.

Павлова Анна Юрьевна

Российская телеведущая. Журналист. Известна по работе на телеканалах РТР, ТВ-6, REN-TV и «Первом канале».

Анна Павлова родилась 11 августа 1973 года в городе Москва. Девочка выросла в семье ученого-физика и диктора Центрального Телевидения Елены Коваленко. С 1980 по 1990 год училась в московской школе № 73. Во время обучения танцевала в Большом детском хоре Всесоюзного радио и Центрального телевидения СССР под управлением Виктора Попова.

На телевидении девушка работала с 1990 года. До 1991 года являлась референтом программы «Время», затем ассистентом режиссера, редактором группы городов информационной программы «Вести» РТР. В 1993 году Анна окончила факультет журналистики Московского Экстерного Гуманитарного Университета. В том же году зачислена в дикторский отдел на телеканале ВГТРК, где читала программу передач в межпрограммном пространстве.

На протяжении 1995 и 1996 года занимала должность редактора выпуска программы «Вести» ВГТРК. Затем являлась ведущей дневных выпусков программы «Вести» ВГТРК сначала на телеканале «Культура», затем и на телеканале Россия. С 1 ноября 1999 по апрель 2001 года выступала ведущей новостей на телеканале ТВ-6. Покинула телеканал после прихода команды Евгения Киселева. В мае 2001 года павлова перешла работать на «Первый канал», где по сентябрь того же года работала ведущей утренних и дневных новостей с Игорем Гмызой.

В начале 2002 года вместе с бывшим супругом Михаилом Пономаревым и командой старой Службы информации ТВ-6 разрабатывала концепцию новой телекомпании под названием «Ваше телевидение». Затем, с февраля 2002 по май 2003 год являлась главным редактором службы информации телеканала ВКТ. С мая 2003 по сентябрь 2006 года выступала ведущей вечерних выпусков информационной программы «24» телеканала REN-TV.

С 2007 года Павлова работала в Дирекции информационных программ «Первого канала». Первоначально являлась руководителем отдела дневных и вечерних информационных программ. С 19 июля по 5 сентября 2009 года вела программы «Время» на «Первом канале» вместо Екатерины Андреевой, находившейся в отпуске.

Далее Анна Павлова с мая 2011 по март 2013 года занимала должность ведущей «Новостей» «Первого канала», выходящих на Центральную Россию в 3:00, а на Урал и Сибирь в программе «Доброе утро» каждые 30 минут. С марта по июль 2013 года вела выпуски «Ночных новостей» на «Первом канале». C 29 июля 2013 по 29 марта 2015 года являлась ведущая «Вечерних новостей» на «Первом канале» в графике неделя через неделю с Дмитрием Борисовым. С февраля 2014 в течении года вела некоторые выпуски программы «Время», чаще всего, заменяя своих коллег во время летних или новогодних отпусков.

В апреле 2014 года Анна Павлова работала модератором центра обработки видеозвонков в ежегодном телемосте «Первого канала» и «России-1» «Прямая линия с Владимиром Путиным».

Далее, Анна Павлова покинула телевидение и все свободное время уделяет своей семье.

Награды Анны Павловой

Награды Анны Павловой

В 1999 году стала победителем национального конкурса «За чистоту русского языка» среди ведущих информационных программ

В 2002 году Академия российской словесности наградила Анну Павлову пушкинской медалью «Ревнителю просвещения»

В сентябре 2014 года за работу в период Зимних Олимпийских игр 2014 года в городе Сочи в составе команды сотрудников «Первого канала» награждена медалью к Ордену «За заслуги перед Отечеством»

Семья Анны Павловой

Семья Анны Павловой

Первый муж — Павлов. Вышла замуж в 1993 году. От этого брака у нее есть сын — Олег Павлов (род. 1994).

Второй муж — Михаил Пономарев, ведущий выпусков «Новостей» и главный редактор Службы информации МНВК ТВ-6

Третий муж — Андрей Алексеевич Шторх (брак с 18.02.2005), член правления группы «Ренова».

19.06.2019

Детство и юность, семья

Аня увидела свет в посёлке под северной столицей в феврале 1881 года. Детство ее прошло в столице, в убогом деревянном доме, где они обитали вместе с матерью, Любовью Федоровной Павловой, занимавшейся поденной работой, чаще всего стиркой белья. Отца маленькая Нюра не помнила: ей сказали, что он умер, когда дочери не исполнилось и двух лет. По словам матери, Матвей Павлов был отставным солдатом; он дал девочке свою фамилию и отчество.

Аня с мамой Любовью Федоровной

Нюрочка в детстве была слабой девочкой

Анна Павлова писала позже: «Первое мое воспоминание — маленький домик в Петербурге, где мы жили вдвоем с матерью… Мы были бедны, очень бедны».

Детство Анны нельзя назвать богатым на впечатления: прогулки в окрестностях Лигова под шум сосен и плеск маленькой речушки, бабушкин сад, зимние катания с горок. Однако заботливой матери Анны всё же удавалось выкроить средства на маленькие детские радости. Воспоминания об этом неизменно будили в дочери чувство благодарности. «Когда мне было восемь лет, мама объвила мне, что мы поедем в Мариинский театр»

Анна в молодости

Позднее в биографических заметках Павлова писала об этом мгновении, перевернувшем всю ее жизнь: «Еще несколько минут — и передо мной открылся неведомый мир. С первых же нот оркестра я вся затрепетала… Взвился занавес, открыв раззолоченную залу дворца, я тихонько вскрикнула от радости…».

С этого дня Анна буквально грезила балетом и упросила мать привести ее на вступительные экзамены балетного отделения при театральном училище. К удивлению будущей танцовщицы, экзаменаторов интересовали не столько ее знания, сколько физическая форма. Требования оказались суровыми; не случайно Павлову не взяли в училище сразу. Сутулые, близорукие или слабые сердцем претендентки отсеивались.

После завершения всех экзаменов (включавших не только испытания по письму, чтению и счету, но и тщательную проверку музыкального слуха) из шестидесяти девочек в училище приняли только одиннадцать, и Павлова была в их числе! «Я обезумела от восторга, когда директор пообещал зачислить меня в число учениц», — вспоминала она, став взрослой.

Павлова с воспитанницами Императорского училища, первый ряд, крайняя слева

Карьера в балете

Красота, простота и грация — вот чего добивался Петипа в своих постановках, разительно отличавшихся от европейских хореографических экспериментов, в которых техника доминировала над содержанием. Именно этот принцип лег в основу русской балетной школы, прославленной такими выдающимися артистами, как Павлова. Благополучное окончание училища увеличивало шансы выпускниц на успешную карьеру. Павловой повезло: она и ее однокашницы получили право открытого дебюта на сцене Мариинского театра. Дебютные выступления Павловой прошли весьма успешно — ее танец оценили не только наставники, но и зрители. Начало было положено: подающую надежды танцовщицу зачислили сразу в корифеи, посчитав дарование выпускницы слишком ярким для кордебалета. На сцене Мариинского театра Анне предстояло освоить достижения классического репертуара и создать свой собственный, отражающий не только ее творческую индивидуальность, но и неуловимый, волнующий дух новой эпохи.
Самой сложной для Павловой оказалась техническая часть танца — с художественной дебютантка справлялась значительно легче. Репетируя фею Ландыш в балете «Спящая красавица», Анна в кровь стирала ноги, отрабатывая придуманные Петипа элементы, но сдаваться не собиралась. Роли в «Пробуждении Флоры», «Пахите», «Волшебной флейте» давали начинающей балерине необходимый опыт освоения классической хореографии.

Благодаря поддержке своего старого педагога Евгении Павловны Соколовой, работавшей в Мариинском, Анна стала готовить сольные партии в балетах «Баядерка», «Жизель», «Наяда и рыбак». Участие в этих спектаклях по достоинству оценили и зрители, и театральное руководство: уже в 1903 году балерина получила должность «первой солистки» с окладом в 1800 рублей в год.

В 1905 году Павлова получила звание балерины — она по праву могла гордиться собой. Совсем молодая танцовщица, девушка находилась в расцвете творческих и физических сил и была готова к новым свершениям. Дело оставалось за малым: требовалось найти подходящий хореографический материал, в полной мере отвечающий возможностям и талантам восходящей звезды.

Муза танца Терпсихора вновь проявила благосклонность к Павловой: судьба свела ее с Михаилом Фокиным, которому предстояло стать одним из самых выдающихся балетмейстеров начала XX века. Собственно, они были давно знакомы — вместе учились (Миша был постарше), выступали на одной сцене и являлись партнерами во многих балетах. Хореографические идеи Фокина серьезно отличались от классического стиля, принятого в академическом театре, у его постановок находилось немало критиков, однако в его творческом почерке ощущалось нечто, абсолютно созвучное дарованию Павловой.

Первые зарубежные гастроли Анны Павловой состоялись летом 1907 года, это было турне по Северной Европе. Маленькая труппа представляла небольшую программу — хореографический дивертисмент, состоявший из отдельных номеров. Признание европейской публики, высоко ценившей классику, глубоко тронуло молодую исполнительницу.

Отныне Павлова видела в своей работе особую миссию — знакомить иностранных поклонников балета с русскими достижениями. Так случилось, что участие балерины в знаменитых «Русских сезонах» стало довольно незначительным эпизодом в ее карьере. Между тем этот грандиозный проект, организованный Сергеем Дягилевым, имел широкий резонанс в европейской культурной жизни.

После первого заграничного турне и участия в «Русских сезонах» Павлова оказалась весьма востребована за рубежом: набирающая силу популярность русского балета способствовала заключению новых контрактов. Аудитория почитателей балерины расширялась с каждым годом, немалую роль в этом сыграли гастроли в США и Великобритании. Зрители «Метрополитен Опера» в Нью-Йорке и лондонском «Палас-театре» с одинаковым энтузиазмом рукоплескали выступлениям Анны Павловны.

Современники оставили довольно много свидетельств о знаменитой балерине: Анна была столь известна и почитаема при жизни, что ее биографы располагают весьма богатым материалом. По мнению большинства коллег по артистическому цеху, судьба щедро одарила Павлову — ей от рождения посчастливилось стать обладательницей уникальных качеств, составивших фундамент ее мастерства.

Павлову заметили уже на ученических спектаклях, а новые роли балерины никогда не оставались без внимания критики. Поначалу в балерине видели лишь талантливую продолжательницу классической традиции. После премьеры «Шопенианы» за Анной, казалось, навсегда закрепилась репутация академической танцовщицы.

К тому времени, когда не только русским, но и зарубежным репортерам стало ясно, что «Павлова не артистка, а явление», многие из критиков пытались вычислить формулу ее художественного дарования. Зачастую слова здесь оказывались бессильны. Именно коллеги по сцене оставили наиболее подробные отзывы о ее творчестве. Принимая во внимание конкуренцию и непростую атмосферу артистического мира, можно доверять их объективности, учитывая, что мнение самых разных людей практически единодушно.

'В начале 1908 года балерина впервые исполнила хореографическую миниатюру

Айви-хаус балерины

Скорость, с которой Анна воспринимала впечатления окружающего мира, требовала постоянного обновления жизни. Странствия по Старому и Новому Свету придавали существованию динамичность и праздничность: балерина встречалась с новыми почитателями ее таланта, любовалась невиданными пейзажами, знакомилась с другими культурами.

Острая на язык пресса не случайно окрестила танцовщицу «Терпсихорой пакетботов», намекая на ее бесконечные путешествия по морям и океанам. Складывалось впечатление, что на карте не осталось ни одного уголка мира, где бы ни выступала знаменитая балерина. За двадцать два года гастрольных поездок Анна Павловна отработала более девяти тысяч выступлений в сорока четырех странах. США, Канада, Мексика, Япония, Филиппины, Индия, Египет, Южная Африка, Австралия, Новая Зеландия — благодаря Павловой с традициями русского классического балета познакомились зрители всего мира.

Личная жизнь

Анна Павлова — основательница русского балета, танцовщица, которую знал весь мир. Она говорила языком балета. Анна Павловна могла заставить полюбить танец даже того, кто не понимал и не считал балет искусством. На посторонних, в особенности, если дело происходило не на сцене, Анна Павлова производила порой впечатление человека замкнутого и неприветливого, однако при ближайшем знакомстве обнаруживалась и ее эмоциональность, и темперамент. Одним из счастливых свойств характера балерины была способность быстро переключаться: она не таила обид, быстро забывала конфликты и не теряла способности радоваться жизни. Всё это делало ее очаровательной женщиной. Кроме того, танцовщица обладала эффектной внешностью.
Барон Виктор Дандре был знаком с Павловой много лет. Друг Мариуса Петипа, он имел репутацию почитателя искусств и завсегдатая театральных лож. Длительные ухаживания деликатного поклонника (который был старше ее на десять лет) в конце концов возымели действие: на любовь Дандре Анна ответила взаимностью. Для своей подруги барон снял роскошную квартиру на Офицерской улице (с собственным репетиционным залом), в которой стал частым гостем. Окружающие привыкли видеть его рядом с Анной, но о том, чтобы узаконить их отношения, конечно, не могло идти и речи: наследнику аристократического рода не положено жениться на артистке и дочери прачки.

Впрочем, родового состояния у него давно уже не имелось: господин Дандре получал жалование на государственной службе, выполняя обязанности сенатского прокурора и председателя ревизионной комиссии думы. В 1912 году против него был начат судебный процесс — Дандре обвиняли в злоупотреблениях и взятках, а также хищениях из городской казны. Когда суд обязал обвиняемого выплатить штраф в 36 тысяч рублей, сумма нашлась довольно быстро. Есть версия, что ее собрала Анна, к тому времени активно гастролировавшая за границей. Сам Дандре в спешном порядке выехал из страны по подложным документам.

Отныне он стал для Павловой незаменимым импресарио, или, как говорили англичане, менеджером: барон взял на себя хлопоты по организации ее гастролей. Контакты с принимающими сторонами (среди представителей последних были Макс Рабинов, Даниель Мейер и знаменитый Соломон Юрок), репертуарная политика (хореографом-постановщиком труппы стал И. Н. Хлюстин), контракты с новыми артистами — во всей этой деятельности Дандре обнаружил недюжинный талант предпринимателя.

По сути дела, они поменялись ролями: теперь не Анна зависела от него, а собственное благосостояние Дандре оказалось связано с ее карьерой. Учитывая непростой характер обоих, их отношения с балериной напоминали жизнь супругов с большим стажем: в них было достаточно ссор и примирений, а также раздражения, нежности и взаимной заботы. Единственный вопрос, который вызывает сомнения у биографов, — были ли они женаты? Одни источники утверждают, что пара обвенчалась еще в России, другие — что брак был заключен уже в Европе. В первом случае ситуация компрометировала барона, во втором — мешала имиджу Анны.

Так или иначе, совершенно ясно, что эта церемония, если она действительно имела место, была тайной для всех окружающих. В конечном итоге эта двусмысленность сыграла с Дандре злую шутку: после смерти жены он не мог наследовать ни ее дом, ни деньги. Единственное, что ему осталось, — это архивы, которые позволили написать книгу о своей загадочной спутнице.

Анна Павлова: «В первую брачную ночь мы с мужем играли в «Мафию»

Такую лучезарную улыбку редко встретишь на телевидении

Если и есть человек, который ассоциируется у меня с абсолютным позитивом, то это Анна Павлова. С ней меня познакомил на Олимпиаде ее коллега по эфиру Дима Борисов, и та радость, которая разливалась по Олимпийской деревне, отражаясь в глазах Ани, только усиливалась.

– Очень хочу, Андрей, отметить годовщину игр, всех собрать. Это было потрясающе! Вряд ли мне еще удастся пережить такой драйв, как в Сочи. Меня иногда ругают за излишнюю эмоциональность в кадре, но там я оторвалась по полной! Несколько недель тогда отработала без выходных, и поверишь – просто летала от счастья. Большое спасибо моему папе, он ученый-физик, доктор наук, но самое полное досье на спортсменов мне помогал собирать именно он, постоянно оставаясь на связи.

– С папой разобрались, а вот твоя мама, известный диктор Елена Коваленко, – украшение ЦТ, и понятно, какая судьба ждала ее старшую дочку.

– Не поверишь, но телевидением я стала заниматься вопреки маме, на конкурс дикторов пришла в ее пиджаке. Мама категорически не хотела, чтобы я работала в ящике, а уж о том, чтобы стать ведущей, речь вообще не шла. Она считала, что эта профессия еще более зависима, чем актерская. Потому что, как у нас говорят, новость живет три дня, и если эфир есть – ты звезда, эфира нет – тебя тоже нет, ты исчезаешь, как произошло с нашим отделом дикторов. Впервые я переступила порог «Останкино» в пять лет – и все… словно Алиса в Зазеркалье, обратного пути не было. При первой же возможности всеми правдами и неправдами стремилась там оказаться. А тогда никаких нянь не было, и мама часто брала меня с собой. Вообще-то сначала я мечтала стать балериной. Родители даже попытались отвести меня в хореографическое училище, но там, взглянув на мое ужасное плоскостопие, сразу сказали: «Да что вы, куда?!»

Но в семь лет я оказалась в Большом детском хоре Всесоюзного радио и Центрального телевидения (БДХ) под управлением Виктора Попова, тогда это был очень известный детский коллектив, и до окончания школы там танцевала. Кстати, впервые я попала на ТВ не в качестве гостя за ручку с мамой, а полноправным участником процесса именно благодаря БДХ, без которого не обходился ни один советский праздник или партийный съезд. В моем домашнем архиве есть видео (нашу танцевальную группу для массовки иногда добавляли к хору), где я, второклассница, с шикарными бантами, старательно открываю рот под песню: «Ленин, партия, комсомол». Это до сих пор страшно веселит моих близких.

– Проходит время, ты сама, без протекции, начинаешь работать в кадре, и получается одновременно две Коваленко: на первой кнопке – Елена Коваленко, а на второй ты – Анна Коваленко.

– Главный режиссер канала и коллеги тогда мне твердили: «Аня, возьми псевдоним, надо, чтобы тебя перестали ассоциировать с мамой».

Выйдя замуж (такая ирония судьбы и маленькая компенсация детской мечты о балете), я стала Анной Павловой, а по второму супругу оказалась и родственницей еще одной легендарной русской балерины – Екатерины Максимовой. Мой муж Андрей – ее племянник (супруг Павловой, Андрей Шторх, – член правления ). Балетная линия и семантика имени меня не отпускают. В прошлом году, на петербургском фестивале «Белые ночи», я познакомилась со своим давним кумиром – блистательной Майей Плисецкой. Подошла, объяснила, что с трех лет мечтала об ее автографе. Майя Михайловна поинтересовалась, как меня зовут, и когда услышала «Анна Павлова», то всплеснула удивительной красоты руками, как может только она, и сказала: «Конечно, деточка, как же я могу отказать девочке с таким именем?!»

– Но я знаю, что два месяца назад у тебя появился автограф и самой Анны Павловой, иконы мирового балета, которую в XIX веке называли танцующим бриллиантом.

– Мы с мужем Андреем обожаем Францию, а прошедшим ноябрем оказались в Париже с тайным заданием – выкупить для страны архив князя Юсупова. Инициатором выступила компания супруга. Впервые в жизни я окунулась в атмосферу аукциона, там выставлялось невероятное количество лотов. И вот, листая огромный каталог, я вдруг увидела на развороте потрясающее фото Анны Павловой с дарственной подписью Феликсу Юсупову, с которым она очень дружила. Андрей сразу включился и сказал, что это будет его личная история, и на собственные деньги отвоевал лот, сделав мне такой удивительный, романтический подарок. Я вообще очень благодарна мужу. Он потрясающий, открытый миру человек и остается моим лучшим другом. До свадьбы мы семь лет приятельствовали, ходили в кино, играли в «Мафию» (бОльших фанатов просто не сыскать). Представляешь, мы даже в первую брачную ночь играли! Часто, глядя на Андрея, я думаю: мы уже так долго вместе, а ничего в отношениях не изменилось.

Последние годы и смерть

Став во главе собственной труппы, Павлова осознавала свою ответственность за остальных танцовщиков. Этот коллектив был поистине интернациональным: в нем состояли выходцы из России, Польши и Западной Европы (многие позднее сделали сольную карьеру). Дела концертного предприятия содержались почти в идеальном порядке: артистам исправно выплачивалось жалование, полагалась страховка и премиальные.
В январе 1931 года поезд, на котором ехала Павлова и ее артисты, столкнулся с грузовым составом. Серьезных последствий происшествие не имело, однако, добираясь пешком до ближайшей станции, артистка простудилась. Говорили также, что с верхней полки слетел тяжелый кофр, больно ударивший Анну по ребрам. Привычная к боли благодаря своей профессии, балерина вскоре позабыла о случившемся и вспомнила о травме только во время гастролей в Нидерландах, удивляясь, что подхваченная по пути простуда никак не проходит.

Когда ей стало хуже, консилиум врачей, собравшийся в Гааге, констатировал развитие плеврита. Доктора предложили операцию, однако не гарантировали, что после нее танцовщица вернется на сцену. Павлова отказалась. В ночь с 22 на 23 января балерина скончалась. Таким образом, причиной смерти великой балерины явился сильный плеврит.

Легенда гласит, что в свои последние минуты она беспокоилась о предстоящих гастролях, а напоследок попросила: «Принесите мне костюм лебедя…».

Гастроли павловской труппы всё же состоялись. Это был своего рода мемориальный тур: любимые Анной номера танцевали ее коллеги. И только во время исполнения «Умирающего лебедя» сцена была пуста: рисунок движения Павловой по ней прочертили лучом прожектора.

Урна с прахом великой балерины

Анна Павлова: любовь через тюрьму

Тайна происхождения

Год ее рождения в разных источниках варьируется от 1881 до 1885 года, но все же биографы склонны считать, что она родилась в 1881 году. Кроме того, первоначальное отчество Анны – Матвеевна – позднее было изменено на Павловна. Одно время считалось, что ее отец – солдат. В церковной метрической книге при лазарете лейб-гвардии Преображенского полка она записана как родившаяся от Матвея Павлова, запасного рядового из крестьян Тверской губернии, и законной его жены Любови Федоровны. Но посмотрите на фотографии Анны: разве похожа она на солдатскую дочь? Так и проглядывают южные корни, экзотические черты, неславянский темперамент. Бледное, продолговатое лицо, высокий лоб, нос с легкой горбинкой, большие темные глаза.

Люди поговаривали о незаконном рождении Павловой. По одной из гипотез, отцом Анны был известный еврейский банкир Лазарь Поляков, у которого ее мать служила горничной. В последнее время с подачи известного историка моды Александра Васильева заговорили о том, что отец Павловой – некто Шабетай Шамаш, караим по национальности, носивший имя Матвей, который приехал в Петербург из Евпатории и открыл в столице прачечное заведение. Он был женат, имел детей, а Анна была его внебрачным ребенком. Якобы об этом балетмейстер Касьян Голейзовский на ухо рассказал знаменитой балерине Майе Плисецкой и просил хранить молчание, так как этот факт противоречил хрестоматийной биографии Павловой, принятой в советское время.

Избранница

Павлова была сама по себе. Ей был предначертан особый путь, и не следовать ему она просто не имела права. Она и не спорила с судьбой, а, предвидя обретенья и беды, покорно склоняла голову и плыла ей навстречу легкими как сон скользящими па де бурре.

Пересекая континенты и океаны, Павлова становилась богиней танца и на прославленной академической сцене, и на подмостках лондонского мюзик-холла, где в очередь с ней выступали дрессированные собачки и сверкающие механической выучкой и одинаковыми улыбками шоу-герлс, и в сарае для стрижки овец в Австралии, и на арене для боя быков в Мексике перед 25-тысячной аудиторией. Первая мировая война застала Павлову в Германии, где ее арестовали как «русскую шпионку», но, к счастью, быстро отпустили. Индия сменяла Японию, Панама – Францию, Америка – Скандинавию.

За 22 года гастролей Анна Павлова, по подсчетам исследователей ее творчества, дала около девяти тысяч спектаклей, проехала более 500 тысяч километров. Был период, когда итальянский мастер Нинолини изготавливал для нее две тысячи пар балетных туфель в год.

Фото: GLOBAL LOOK press

Любовь «через тюрьму»

Однажды известная в Северной столице престарелая графиня Бенкендорф, любившая выступать в роли прорицательницы, этакой Кассандры на русский манер, и часто захаживавшая в балет, предсказала, что свою любовь Анечка Павлова найдет через тюрьму…

Не убежденная в своем праве на личную жизнь и называвшая себя «монахиней от балета» Анна все же вышла замуж. Мужем и бессменным импресарио Павловой стал барон Виктор Дандре, обрусевший потомок французского аристократического рода, чиновник первого департамента сената, человек очень образованный, импозантный и к тому же очень богатый.

Он начал протежировать подающей большие надежды «малютке из балета» чуть ли не из спортивного азарта, чуть ли не на пари с главой петербургских балетоманов генералом Николаем Безобразовым — иметь содержанку-танцовщицу было модно. Ну а потом он влюбился. Однако Анна избегала поспешных поступков. Ей непросто было решиться вступить в близкие отношения с Виктором, хотя тот ей безумно нравился. Со временем они все же стали любовниками и поселились вместе, что вызвало большое неудовольствие матери Анны Любови Федоровны. Наверное, впервые в жизни Анна позволила себе ослушаться родительницу. Об этой связи заговорил театральный Петербург – вот вам и недоступная Павлова.

Анна была на гастролях, когда из России пришло известие об аресте Виктора Дандре по делу о взятках и растрате казенных средств при строительстве Охтинского моста. Вот она – и тюрьма, и любовь! Ее реакция была незамедлительной: она приехала в Петербург, где ей пришлось в срочном порядке разорвать контракт с Мариинским театром, несмотря на то, что сезон 1913 года был в разгаре. Внесла, не афишируя этого, необходимый и весьма немалый залог, под который Виктора отпустили, и увезла его с собой в Европу от греха подальше. С тех пор они были вместе.

Фото: GLOBAL LOOK press

«Павломания»

Одержимость Павловой – «павломания» – охватила мир в таких размерах, что в Брисбене фирмой J. C. Williamson, Ltd. были выпущены особые шоколадные конфеты Pavlova, на коробках которых красовалась ее подпись. В Австралии и Новой Зеландии в 30 годах XX века был создан десерт под названием PalOva в виде торта из безе с взбитыми сливками и клубникой, который, кстати, популярен до сих пор. Французская парфюмерная фирма Payot с 1922 года выпускает духи, туалетную воду и мыло с тем же названием, а садоводы вывели сорт роз «Павлова» – пепельно-розового цвета с бесчисленными лепестками, напоминающими ее пачку в «Менуэте» по эскизу Льва Бакста. Именем Анны Павловой назван один из самолетов MD-11 (регистрационный номер PH-KCH) национальной авиакомпании Нидерландов KLM Royal Dutch Airlines.

Разрушительная страсть прима-балерины

С первых лет службы в театре она, одетая тогда в поношенную беличью шубку и старые ботинки, возвращаясь на извозчике в свою убогую квартирку на Коломенской улице, чисто по-женски завидовала драгоценностям, мехам и роскошным цветочным корзинам других танцовщиц, более уступчивых к ухаживаниям сановных поклонников. Вот Матильда Кшесинская, так та вообще предпочитала цветы прямо из Парижа, признавала только соболиные манто и пересела из кареты с гербом в собственный автомобиль. Что ж тут удивительного, ведь ее поддерживали великие князья. А Анна слыла недотрогой, схимницей, чего же сравнивать.

Да, в ее жизни вначале имела место самая обыкновенная зависть к тому, чего она была лишена, а потом – дикая ревность к чужому успеху. Павлова этот чужой успех на дух не переносила, хотя ей самой достаточно было просто выйти на сцену, чтобы все замерли от восторга. По собственному признанию балерины, это чувство было выше ее и она ничего не могла с ним поделать.

Любимый прием Павловой – распорядиться, чтобы фамилии приглашенных артисток, часто звезд мирового балета, набирали в афишах мелким шрифтом, что в итоге приводило к обидам и разрывам. Да ладно бы женщины, но Павлова ревновала к успеху у зрителей даже своих партнеров и художников, если считала, что созданные ими костюмы и декорации хоть в чем-то отвлекают внимание от нее, примы. За кулисами со злости она могла залепить своему партнеру пощечину, если он ей чем-то не угодил. Все должно было вращаться только вокруг нее и только как хочет она. Павлова затыкала уши, чтобы не слышать долгих оваций другим, и расстраивалась не на шутку. Эта разрушительная страсть отравляла ей жизнь, возможно, укорачивая ее, превышая радость и удовлетворение от собственной славы.

Фото: GLOBAL LOOK press

«Приготовьте мой костюм Лебедя…»

Павлова не любила жаловаться и всегда брала ответственность на себя. Однако тот спектакль в голландском городе Гаага в январе 1931 года впервые за много лет пришлось отменить. Никто не верил, что балерина настолько больна, что не может танцевать. Но, к несчастью, это было так. Страшный грипп – испанка – не пощадил и ее.

Балерина простудилась по дороге с Французской Ривьеры. Поезд, в котором ехала Анна, попал в аварию, и ей пришлось в пижаме и легком пальто идти пешком до ближайшей станции и там 12 часов ждать следующего поезда. Простуда перешла в тяжелейший плеврит. Сколько раз все, слава богу, обходилось благополучно. На этот раз не обошлось, несмотря на усилия врачей, круглосуточно дежуривших у ее постели. Доктора предлагали вскрыть грудную клетку, откачать скопившуюся там жидкость, но после этого балерина больше никогда не смогла бы танцевать. Она отказалась от операции…

Около полуночи Анна открыла глаза и подняла с усилием руку, как будто чтобы перекреститься. Она уходила на глазах, то ненадолго возвращаясь в сознание, то вновь проваливаясь в забытье. В половине первого ночи 23 января 1931 года ее не стало. Наверное, для нее это был лучший выход, тот самый, на который она втайне надеялась и о котором молила про себя милостивую Заступницу Небесную – покинуть жизнь раньше, чем сцену.

«Приготовьте мой костюм Лебедя», — вот и все, о чем она попросила на пороге вечности. Ту воздушную белую пачку с большой брошью из кроваво-красной шпинели на груди.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
СelebrityNews